Домой Профессионал Аналитика Слово “Робот” – что потеряли люди, забывшие перечитать R.U.R. Карела Чапека

Слово “Робот” – что потеряли люди, забывшие перечитать R.U.R. Карела Чапека

246

От редакции. А этот материал – для тех молодых казахстанцев, кто любит читать и думать. Для молодых и продвинутых – с аналитическим складом ума. Перспективные прогнозы (чтобы быть актуальными в будущем), всегда опираются на историю. Или должны на нее опираться. Иначе всех забывчивых, невнимательных и прочих волюнтаристов от ИТР-прогресса ждет неминуемых крах и финансовое разочарование, мягко говоря. Так что – читаем, размышляем и делаем выводы.

В октябре 2020 в Чехии (и, вроде бы, только там) отмечали 100-летие слова “робот”. Причем отмечали довольно скромно. Слишком скромно для такого события, возможно, определяющего ВСЮ ПОСЛЕДУЮЩУЮ ИСТОРИЮ цивилизации (хотя мало кто из нас пока осознает это обстоятельство).

В 1920 году Карел Чапек написал пьесу «R.U.R.», где среди действующих лиц были «искусственные рабочие». Сначала писатель хотел назвать их «лаборы», однако этот вариант его не удовлетворял. Старший брат Карела, писатель и художник Йозеф Чапек посоветовал окрестить этих персонажей «роботами», от слова robota, что можно перевести как «тяжелый труд» или «барщина».

С момента первого использования слова «робот» прошло ровно сто лет. За это время изобретение братьев Чапек вошло во многие языки мира.

Слово “Робот” – что потеряли люди, забывшие перечитать R.U.R. Карела Чапека

Пьеса R.U.R. во многом выглядит наивно, однако в ней есть ряд идей и концепций, актуальность которых проявляется все сильнее (и это лишь начало игры демона политэкономии, ведь для таких демонов 100-летний возраст еще только детство).

Слово “Робот” – что потеряли люди, забывшие перечитать R.U.R. Карела Чапека

Итак – читаем пролог пьесы «R.U.R.» Карела Чапека через 100 лет после первой публикации (выборочно).

…старик Россум написал посреди своих химических формул следующее: “Природа нашла один только способ организовать живую материю. Но существует другой, более простой, эффективный и быстрый, на который природа так и не натолкнулась. Этот-то второй путь, по которому могло пойти развитие жизни, я и открыл сегодня”.

…приехал инженер Россум, племянник старого. Едва он увидел, что творит старик, как сказал: “Глупо делать человека целых десять лет. Если ты не станешь производить их быстрее природы, всю эту лавочку надо послать к черту”.

Слово “Робот” – что потеряли люди, забывшие перечитать R.U.R. Карела Чапека

Молодой Россум… это был новый век. Век производства после века исследования. Немножко разобравшись в анатомии человека, он сразу понял, что все это слишком сложно и хороший инженер сделал бы все проще.

…ДОМИН. Как вы думаете, какой рабочий практически лучше?

ЕЛЕНА. Какой лучше? Наверно, тот, который честный и преданный.

ДОМИН. Нет, тот, который дешевле. Тот, у которого минимум потребностей. Молодой Россум изобрел рабочего с минимальными потребностями.

…ФАБРИ. Нет ничего более чуждого человеку, чем робот.

ЕЛЕНА. Зачем же вы тогда их делаете?

ФАБРИ. Для работы, мисс. Один робот заменяет двух с половиной рабочих.

Человеческий механизм чрезвычайно несовершенен, мисс Глори. Рано или поздно

его нужно было заменить.

БУСМАН. Он слишком дорог.

ФАБРИ. И мало эффективен. Он уже не соответствует современной технике. А во-вторых… во-вторых, большой прогресс еще и в том, что… извините… большой прогресс – родить при помощи машин. Удобнее и быстрее. Природа понятия не имела о современных темпах труда. Все детство человека, с технической точки зрения – чистая бессмыслица. Попросту – потерянное время. Безудержная растрата времени.

[последний цитируемый фрагмент – ключевой в политэкономии пьесы RUR]:

…БУСМАН. Мы тем временем бросили пятьсот тысяч тропических роботов в аргентинские пампы – выращивать пшеницу. Будьте добры, скажите, что стоит у вас фунт хлеба?

ЕЛЕНА. Понятия не имею.

БУСМАН. Вот видите, а он стоит теперь всего два цента в вашей старой доброй Европе. А Лига Гуманности и не подозревает об этом. Ха-ха, мисс Глори, вы не знаете, что такое – слишком дорогой кусок хлеба. Какое это имеет значение для культуры и так далее. Зато через пять лет – ну, давайте пари держать?

ЕЛЕНА. Насчет чего?

БУСМАН. Насчет того, что через пять лет цены на все упадут в десять раз! Через пять лет, милые, мы завалимся пшеницей и всевозможными товарами!

АЛКВИСТ. Да – и рабочие во всем мире окажутся без работы.

ДОМИН. Верно, Алквист. Верно, мисс Глори. Но за десять лет Россумские Универсальные Роботы вырастят столько пшеницы, произведут столько тканей, столько всяких товаров, что мы скажем: вещи не имеют больше цены. Отныне пусть каждый берет, сколько ему угодно. Конец нужде. Да, рабочие окажутся без работы. Но тогда никакая работа не будет нужна. Все будут делать живые машины. А человек начнет заниматься только тем, что он любит. Он будет жить для того, чтобы совершенствоваться.

ЕЛЕНА. Так и будет?

ДОМИН. Так и будет. Не может быть иначе. Прежде, правда, произойдут, быть может, страшные вещи, мисс Глори. Этого просто нельзя предотвратить. Зато потом прекратится служение человека человеку и порабощение человека мертвой материей. Никто больше не будет платить за хлеб жизнью и ненавистью. Ты уже не рабочий, ты уже не клерк, тебе не надо больше рубить уголь, а тебе – стоять за чужим станком. Тебе не надо уже растрачивать душу свою в труде, который ты проклинал!

                                            (конец цитирования)

Слово “Робот” – что потеряли люди, забывшие перечитать R.U.R. Карела Чапека

Обещанные “страшные вещи” в ассортименте далее по тексту пьесы:

– анти-роботическое движение, обожествляющее трудовую занятость людей – уже совершенно бессмысленную экономически. Тут вспомним современную – 2018 года – концептуальную книгу великого эсоциоэкономиста д-ра Дэвида Грэбера “Бредовая работа. Трактат о распространении бессмысленного труда” (Bullshit Jobs: A Theory).

– сексуально-озабоченный консервативный маскулизм, сетующий на распад патриархальной семьи в ситуации, когда исчезает роль мужчины, как трудящегося добытчика и как кормильца (соответственно – женщины, как бытовой прислуги и как инструмента для производства наследников этому мужчине)

– квази-религиозный псевдо-экологический алармизм, заявляющий, будто “природа оскорблена производством роботов”.

– использование роботов на войне – реальной войне на результат, без правил, но с заданным практическим критерием эффективности.

Да, пьеса «R.U.R.» во многом выглядит наивно, однако в ней Карел Чапек предсказал почти все глобальные политические судороги, которыми, начиная с 1970-х, устаревший “мировой порядок” отвечает на угрозу “рога изобилия”, исходящую от НТР вообще и от потенциальной роботизации в частности.

Некоторым образом, мы живем пока только в ПРОЛОГЕ этой пьесы Чапека.

Впереди еще ТРИ ДЕЙСТВИЯ.

alex_rozoff, ЖЖ